Мэр Булавинов полон решимости в низведении Нижнего Новгорода до уровня самых отсталых африканских городов

Материал из НзОТ
Перейти к: навигация, поиск

22 декабря 2009 года

НН Контактная сеть троллейбуса.jpg

Глава Нижнего Новгорода Вадим Булавинов обязал департамент транспорта и связи города убрать троллейбусные провода с проспекта Ленина.

Об этом мэр сообщил на оперативном совещании в понедельник, 21 декабря.

«Провода создавали большие помехи при праздничном оформлении проспекта. Они мешали креплению новогодних растяжек, поэтому я принял решение их демонтировать. Непонятно, почему департамент транспорта этого еще не сделал», — заявил мэр.

Директор департамента транспорта и связи администрации Нижнего Новгорода Владимир Грибов объяснил сложившуюся ситуацию тем, что в департамент постоянно обращаются жители с просьбой вернуть троллейбус № 18. «Окончательного решения по этому вопросу мы еще не приняли, потому и не демонтировали провода», — объяснил В. Грибов.

Глава города возразил, что троллейбус в любом случае будет разрушать пролегающие под проспектом тоннели метро, поэтому провода придется убрать.

Комментарий НзОТ

Напомним, речь идет о линии бывшего 18-го троллейбусного маршрута, проходившего по проспекту Ленина на участке от улицы Комарова до Управления ГЖД. Движение по линии было прервано «временно» во время строительства эстакады метромоста, «разорвавшей» Коммунистическую улицу. При этом без всякого транспортного сообщения остался район цирка.

За время бурной трудовой деятельности администрации Булавинова это не первый эпизод закрытия движения электрического транспорта. До Булавинова в самые тяжелые для себя годы город сохранял сеть трамвайных и троллейбусных линий — символ своей открытости будущему, в котором эти линии не могли не стать важным элементом мощной, совершенной, современной транспортной системы.

Однако за последние годы в городе буквально прошел транспортный погром:

Если первые четыре эпизода являют собой, в лучшем случае, примеры транспортной неграмотности, следования архаическим воззрениям об устарелости трамвая, почерпнутым мэром в детстве из книжек 50-х годов издания, то последние три можно, казалось бы, отнести на силу обстоятельств и безденежье, о коих можно лишь горестно повздыхать.

Когда под убаюкивающие — и теперь уже не осталось сомнений, что заведомо лживые — заверения мэрии о временности изменений было прекращено движение троллейбусов 18-го и 23-го маршрутов, возражений не было. Ну что тут можно было возразить — необходимость постройки метромоста всем очевидна. Что-то даже говорилось о сооружении троллейбусной линии с южной стороны, чтобы обеспечить работу 23-го маршрута выдачей троллейбусов из депо № 3 — конечно, не сразу, а когда будут деньги, но непременно.

Однако сегодняшнее сообщение из мэрии лишний раз показало, что слово мэрии — воробей; все, что сообщается мэрией, сообщается без ответственности за слова. Все, что говорилось про восстановление движения по троллейбусным маршрутам 18 и 23, было ложью. Более того, мэр попенял департаменту транспорта за то, что тот сам не произвел демонтаж троллейбусной линии.

Скажем прямо, троллейбусная линия по проспекту Ленина не является такой уж насущно необходимой транспортной системе города — в конце концов, троллейбус — это не трамвай, а всего лишь разновидность автобуса, хотя и более дружественная к среде обитания человека. Однако не может не обращать на себя цинизм мэрской «аргументации», как и общий уровень решения вопросов транспортного планирования.

Оказывается, что западные эксперты, занимающиеся вопросами пропускной способности дорог и кропотливо высчитывающие центы на пассажирокилометр, ищущие пути снижения выбросов парниковых газов, заняты пустым делом. Самое главное — это чтобы контактная сеть троллейбуса не мешала вешать новогодние растяжки. От этого жизненно важного вопроса зависит судьба транспортной системы, стоившей сотни тысяч советских еще рублей, от него зависит принятие решений, которые, возможно, будут оказывать на город влияние на протяжении десятков лет. В следующий раз, когда вестибюль метро помешает поставить новогоднюю елку, вероятно, мэр распорядится зарыть метро.

Впрочем, пока метро — не виновник, а только жертва. Оказывается, что троллейбусы как-то умудряются разрушать тоннели метро (раньше, как мы помним, этим занимался трамвай). Не иначе, в каждом троллейбусе спрятан дизель-молот, и утром при выпуске из депо его заряжают запасом свай для разрушения метро. Именно поэтому так и получается, что 130-тонный поезд метро, идущий по этому самому тоннелю, и 18-тонный автобус тоннелей не разрушают, а 18-тонный троллейбус, идущий по одной дороге с этим автобусом, — разрушает.

Подлинные причины подобных решений — вовсе не в безденежье. В последние годы в нашем городе установился взгляд на высокоорганизованные виды транспорта как на старье, мешающее заработку паратранспортного бизнеса, воплотившегося в виде маршрутных такси. Этот «бизнес» устроен так же, как его собратья из Кении и Пакистана, ЮАР и Мьянмы — и именно по образцам этих стран, по мнению городских властей, должна строиться транспортная система, обслуживающая нижегородцев.

С государственными автобусными перевозками, за которыми стоит политическая мощь областной власти, этот «бизнес» бороться не в силах, но трамвай с троллейбусом ему по зубам. Так и рождаются легенды про троллейбус, разрушающий тоннели метро.

Единственный вид транспорта, который пока избегает нападок, — это само метро. Действительно, хотя ни в советские, ни в постсоветские годы в России не научились банальному умению налаживать работу уличного транспорта, метрополитен оставался и остается — по российским меркам — образцово организованным транспортом, и идеологически обосновать его демонтаж и закрытие пока непросто. В итоге из этого вида транспорта делается своего рода панацея и универсальная отговорка: мол, всего лишь через каких-нибудь пятьдесят—семьдесят лет город будет охвачен метро, поэтому, сами понимаете, нет смысла вкладываться в трамвай, троллейбус и тому подобную чушь.

Впрочем, проблемы с экспериментальной монолитно-прессованной бетонной обделкой тоннелей метро, которая сильно течет и продолжает разрушаться, дают мэрии и «бизнесменам» от транспорта известный шанс.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты